[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Академия Вампиров » Академия вампиров. Последняя жертва » Последняя жертва на русском! 4 главы
Последняя жертва на русском! 4 главы
БяКа Дата: Вторник, 07.12.2010, 02:55 | Сообщение # 1
Сообщений: 108
Замечания:
Уважение
[ 10 ]
Offline

1 Глава
2 Глава
3 Глава
4 Глава

БяКа Дата: Вторник, 07.12.2010, 02:56 | Сообщение # 2
Сообщений: 108
Замечания:
Уважение
[ 10 ]
Offline
Последняя жертва 1 Глава

Мне не нравятся клетки. Мне даже никогда не нравилось ходить в зоопарк. Когда я первый раз туда попала, я почувствовала приступ клаустрофобии, глядя на всех этих несчастных животных. Я не смогла представить ни одно живое существо, способное так прожить. Иногда я даже сочувствовала преступникам, осужденным на жизнь в клетке. И конечно же я не ожидала провести свою жизнь в одной из таких.Но в последнее время жизнь, казалось, бросала меня во много таких ситуаций, в которых я не собиралась участвовать, потому что вот она я, и я заперта.
- Эй! - закричала я, вцепившись в стальные прутья, изолировавшие меня от мира.
- Долго мне еще тут торчать? Когда мой суд? Не можете же вы держать меня в этом подземелье вечность!
Ну ладно, в общем-то это не было таким уж подземельем. Я не сидела в темноте, не было никаких ржавых цепей.
Я была внутри маленькой клетки с ровными чистыми стенами, ровным чистым полом, ну хорошо...
Здесь все было ровное. Чистое. Стерильное. Холодное. На самом деле все это выглядело куда более удручающе, чем любое затхлое подземелье. Я кожей ощущала холодные прутья решеток, жесткие и неподатливые. А флуоресцентное освещение придавало им такой металлический блеск, который, казалось, был слишком жизнерадостным для окружающей обстановки. Я могла видеть только плечо человека, неподвижно стоявшего у входа в мою клетку и знала, что, вероятно, было еще 4 стража в коридоре вне моего поля зрения. Я также знала, что никто из них не собирается отвечать на мои вопросы, что совершенно не мешало мне постоянно требовать от них ответа в течение последних двух дней. Меня встретило привычное молчание, я вздохнула и откинулась на кровати в углу клетки. Как и все остальное в моем новом "доме", кровать была совершенно бесцветной. Да уж. Я начинала по-настоящему жалеть, что меня не засунули в нормальное подемелье. Крысы и паутина были бы хоть чем-то, на что можно было бы посмотреть. Я посмотрела вверх и незамедлительно появилось полностью дезориентирующее чувство, которое постоянно заставало меня здесь: потолок и стены окружали меня. Словно я не могла дышать. Словно все в клетке сужалось, приближалось ко мне все ближе и ближе, пока места вокруг не осталось, выталкивая весь воздух. Задыхаясь, я резко села. "Не смотри на стены и на потолок, Роза" - приказала я себе. Вместо этого, я посмотрела на свои сжатые в кулаки руки и попыталась понять, как я оказалась в такой ситуации. Первоначальный ответ оказался тривиальным: кто-то обвинил меня в преступлении, которого я не совершала. И это не было каким-нибудь мелким преступлением. Это было убийство. Они имели смелость обвинить меня в самом большом преступлении, которое морой или дампир мог совершить. Это не означает,что я никогда не убивала прежде. Я убивала. Я также нарушала добрую часть правил (и даже законов). Хладнокровного убийства, однако, не было в моем репертуаре. И уж точно там не было убийства королевы. То, что Королева Татьяна не была моим другом - это правда. Она была хладнокровным, расчетливым правителем Мороев - расы живых, использующих магию вампиров, которые не убивали своих жерв ради крови. У нас с Татьяной были тяжелые взаимоотношения по ряду причин. Одна из них - то, что я встречалась с ее внучатым племянником, Адрианом. Другая - мое осуждение ее политики относительно борьбы со Стригоями: злыми, не-мертвыми вампирами, которые постоянно всех нас преследовали. Татьяна неоднократно обманывала меня, но я никогда не желала ее смерти. Однако кто-то очевидно хотел этого и они оставили цепочку улик, ведущих именно ко мне, худшей из которых были мои отпечатки пальцев, найденные на серебреном коле, которым и убили Татьяну. Конечно, это был мой кол, поэтому совершенно естественно, что на нем были мои отпечатки. Но никому, кажется, не показалось это существенным. Я снова вздохнула и вытащила небольшой скомканный лист бумаги из кармана. Единственное, что я могла читать. Мой единственный материал для чтения.
Я сжала его в руке, не имея необходимости смотреть на слова. Я давно запомнила их. Я давно запомнила их. Оно заставляло задуматься о многими вещах. Разочарованная своим собственным окружением, я выскользнула из него и оказалась в другом: моей лучшей подруги Лиссы. Лисса была морем, и мы были психически связаны. Это и позволяло мне проникать в ее сознание и видеть мир ее глазами. Все морои обладали магией одной из стихий. Все морои обладали каким-то видом стихийной магии. Лисса обладала Духом, элементом, связанным с психической и целительной силой. Это было редкостью среди Мороев, которые обычно использовали физические элементы, и мы едва понимали его способности - они были невероятны. Она использовала Дух чтобы вернуть меня к жизни несколько лет назад, и это поспособствовало нашей связи. Находясь в ее сознании, я не освобождалась от своего заключения, но это немного помагало мне справиться с моей проблемой. Лисса упорно трудилась, чтобы доказать мою невиновность с тех пор, как услышала об уликах, доказывающих мою вину. Мой кол, использованный для убийства, был только началом. Мои оппоненты быстро напомнили всем о моей вражде с королевой (о моем антагонизме по отношению к королеве) и также нашли свидетеля,который дал показания о моем местонахождение в момент совершения убийства. Эти показания лишили меня моего алиби. Совет решил,что получил достаточно доказательств,для того,чтобы отправить меня на полноценный судебный процесс,где я получу свой приговор. Лисса отчаянно пыталась привлечь внимание людей и убедить их, что меня подставили. Но ее никто не хотел слушать, поскольку весь Королевский Совет мороев был занят подготовкой к роскошным похоронам Татьяны. Смерть монарха была большим событием. Чтобы увидеть спектакль, морои и дампиры - полу-вампиры, как я - собирались со всего света. Еда, цветы, декорации, даже музыканты... Полный набор. Сомневаюсь, что свадьба Татьяны была бы такой же. Сейчас, с такой суетой и таким количеством дел, всем было наплевать на меня. Я была заперта на столько далеко, насколько большинство людей были в этом заинтересованны, и не могла убивать снова. Убийца Татьяны найден. Справедливость восторжествовала. Дело закрыто. Прежде чем я успела получить ясную картину окружения Лиссы, шум в тюрьме заставил меня вернуться обратно в свою голову. Кто-то вошел в коридор и разговаривал со стражами, прося встречи со мной.Мой первый посетитель за несколько дней. Сердце учащенно забилось, и я прильнула к стальным прутьям, надеясь, что этот кто-то скажет мне, что все это просто ужасная ошибка. Моим гостем был не тот, кого я ожидала увидеть.
- Старик,- сказала я устало.
- Что ты делаешь здесь? - Эйб Мазур стоял передо мной.
Как и всегда, он выглядел впечатляюще.Была середина лета, жарко и влажно, словно мы были прямо в центре сельской Пенсильвании, но это не остановило его от того, чтобы появиться при полном параде. Это был один из его кричащих, идеально сшитых на заказ костюмов и украшеный бриллиантами фиолетовый шелковый галстук, а так же подходящий под цветовую гамму шарф, что просто казалось лишним. Золотые украшения сверкали на его темной коже, и он выглядел так, словно недавно подстриг свою короткую черную бороду. Эйб был Мороем, хоть и не королевским, и имел достаточно большое влияние. И так уж вышло, что он еще и мой отец. - Я твой адвокат, - жизнерадостно сказал он. Я здесь, чтобы защищать тебя, конечно.
- Ты не адвокат, - заметила я. -
- И твой последний совет не был таким уж полезным, - Это было жалкое замечание.
Эйб - несмотря на отсутствие у него юридического образования - защищал меня на моих слушаньях. Очевидно, поскольку я была заперта и ждала сужа, результаты не были значительными. Но со всем моим одиночеством, я поняла, что он был в чем-то прав.
Ни один юрист, независимо от того насколько он был хорош, не мог бы спасти меня на слушаньях.
Мне следовало больше ему доверять по все больше увеличивающемуся ряду причин, хотя учитывая наши некрепкие отношения, я все еще не была уверена, что он этого заслуживал.
Моей самой вероятной теорией было предположение, что он не доверят королевским Мороям, и чувствует отцовскую ответстственность.
- Мое выступление было идеальным, - возразил он.
В то время как твоя речь "если бы я была убийцей..." никак нам не помогла. Закреплять такой образ в голове судьи - не самая умная вещь, которую ты могла бы сделать. Я проигнорировала его колкость в мой адрес и скрестила руки на груди.
- Так что ты тут делаешь? Я знаю, что это не просто отцовский визит. Ты никогда ничего не делаешь без причины.
- Конечно нет.
Зачем делать что-то без причины?
- Давай только без твоей умопомрачительной логики. Он подмигнул.
- Не надо быть такой завистливой. Если ты будешь стараться, то однажды тебе удастся перенять мои блестящие логические навыки.
- Эйб, - предупредила я.
- Заканчивай с этим.
- Ладно, ладно, - ответил он.
- Я пришел сказать, что суд могут перенести.
- Ч-что? Это же отличная новость! По крайней мере, я так думала. Выражение его лица говорило иное. Последнее, что я слышала - мой суд может состояться через несколько месяцев. Одна мысль о том, чтобы просидеть в этой камере так долго, снова заставляла меня чувствовать приступ клаустрофобии.
- Роза, ты понимаешь, что суд будет почти идентичным слушанию. Те же улики и вердикт "виновен".
- Да, но есть же что-то, что мы можем успеть сделать до это, верно? Найти доказательства, чтобы оправдать меня?
Внезапно у меня мелькнула хорошая догадка, в чем же могла быть проблема.
- Но когда, ты говоришь, "переносится"? О каком сроке мы говорим?
- В идеале, они бы хотели сделать это после коронации нового короля или королевы. Знаешь, как часть послекоронационного праздника. Его тон был легкомысленным, но, так как я поймала его темный взгляд, я поняла полный смысл. Цифры проносились в моей голове.
- Похороны на этой неделе, а выборы сразу после них... То есть меня будут судить и признают виновной.. фактически через две недели?
Эйб кивнул.
Я снова кинулась к решетке; сердце бешено колотилось.
- Две недели? Ты серьезно?
Когда он сказал, что суд переносится, я думала, что он будет через месяц.
Достаточно времени найти новые улики. Ну и как я собиралась справиться с этой задачей? Неясно. Теперь, у меня почти не оставалось времени. Двух недель не достаточно, особенно учитывая такую большую активность во Дворе. Еще недавно я негодовала на то, как много времени мне предстоит здесь пробыть. Теперь же у меня его слишком мало, и ответ на мой следующий вопрос мог сделать все еще хуже.
- Сколько? - спросила я, пытаясь контролировать дрожь в голосе.
- Сколько времени пройдет после вынесения вердикта до того, как они.. приведут приговор в исполнение?
Я все еще точно не знала, что я унаследовала от Эйба, но я точно знаю, что одна черта у нас общая: непоколебимая способность доставлять плохие новости.
- Вероятнее всего немдленно.
- Немедленно.
Я вернулась назад, почти села на кровать и почувствовала необычайный прилив адреналина.
- Немедленно? Значит...
Две недели.
Через две недели, я могу быть.. мертва.
Потому что это было тем, что нависло над моей головой, в момент стало ясно: кто-то подкинул достаточно доказательств,чтобы обвинить меня.
Людей, которые убивали королеву, не сажали в тюрьму.
Они были казнены. Всего несколько преступлений, совершенных Мороями или Дампирами влекли за собой такой вид наказания. Мы стараемся быть цивилизованней в нашем провосудии, показывая что мы не такие кровожадные, как стригои. Но некоторые преступления, по закону, наказываются смертью.
Некоторые люди заслуживают этого, например, убийцы. Поскольку полное воздействие будущего упало на меня,я почувствовала дрожь и я была опасна близка к тому,чтобы заплакать.
- Это не правильно! - сказала я Эйбу.
Это неправильно, и ты знаешь это!
- Не важно, что я думаю, - спокойно сказал он.
- Я просто констатирую факты.
-Две недели, - повторила я.
-Что мы можем сделать за две недели? Я имею ввиду.. у тебя же есть некоторое превосходство, верно? Или.. или.. ты сможешь найти что-то к тому времени? Это твоя специальность.
Я была бессвязной и знала,что звучала я истерично и отчаянно. Конечно,это потому что я чувствовала истерику и отчаяние.
-Будет трудно добиться многого, - пояснил он.
- Совет занят похоронами и выборами.
Везде беспорядок - что и хорошо, и плохо.
Я знала о всей подготовке, наблюдая за Лиссой. Я видела, что хаос уже назревает. Найти какие-то улики в этой путанице будет не просто сложно. Практически невозможно. Две недели. Две недели и я могу быть мертва.
-Я не могу,-сказала я Эйбу упавшим голосом.
- Я не хочу умереть таким образом.
-Да?-Он поднял брови.
-Ты знаешь, как должна умереть?
-В бою.
Одна слеза потекла по щеке и я поспешно вытерла ее. Я шла по жизни всегда четко зная это. Я всегда жила свою жизнь, имея четкое представление. Я не хочу такой смерти, не сейчас, когда это имеет слишком большое значение.
-В сражении. Защищая тех, кого люблю. Не посредством чьего-то запланированного плана.
- Это тоже своего рода борьба, - размышлял он.
- Просто не физическая.
Две недели,еще две недели.
Это плохо? Да.
Но это лучше,чем одна неделя.
И нет ничего невозможного.
Может, появятся новые улики.
Ты просто должна подождать и увидишь.
Эта комната.. она такая маленькая. Я не могу дышать. Она убьет меня прежде, чем палач это сделает.
-Я очень сомневаюсь в этом, - Выражение Эйба оставалось холодным, без признаков сочувствия. Жесткая любовь.
- Ты бесстрашно сражалась с группой стригоев, а маленькую комнату выдержать не можешь?
- Дело не только в этом! Теперь мне придется ждать в этой дыре, зная, что часы тикают и остановить их нельзя.
Иногда наши силы лучше испытываются в ситуациях где нет очевидной опасности.
-Я ненавижу ждать.
Иногда выжить бывает сложнее всего.
Ох, нет, нет. Я стала ходить, нарезая маленькие круги в камере.
- Только не начинай со всем этим благородным дерьмом.
-Ты говоришь, как Дмитрий, когда он давал мне свои глубокие уроки жизни.
Он тоже пережил многое.
Он так же переживает из-за других вещей.
Дмитрий. Я глубоко вздохнула, успокаивая себя, прежде чем ответить. Я глубоко вздохнула, успокаивая себя, прежде чем ответить. Год назад, хотя это казался вечностью, он был моим инструктором в старшей школе, обучая меня, чтобы я стала стражем, которые защищали мороев. Он сделал это и многое другое. Мы влюбились друг в друга, хотя это было запрещено. Мы управляли чувствами как могли, даже нашли способ быть вместе. Эта надежда исчезла, когда его обратили в стригоя. Для меня это было ожившим кошмаром. Потом Лисса использовала дух чтобы превратить его обратно в дампира, что было чудом в которое никто не верил. Но, к сожалению, не все вернулось к тому состоянию, которое было до нападения стригоев. Я посмотрела на Эйба.
- Дмитрий прошел через это, но все это повергло его в ужаснейшую депрессию! Он до сих пор не оправился.
От всего.
Весь груз злодеяний, которые он совершил, будучи Стригоем, преследовал Дмитрия.
Он не мог простить себя и твердил, что больше никогда не сможет никого любить.
Тот факт, что я начала встречаться с Адрианом не помог делу. После нескольких бесполезных попыток, я поняла, что между мной и Дмитрием все кончено. Я двинулась дальше, надеясь, что теперь у меня что-то получится с Адрианом.
-Правильно,-сказал Эйб сухо. Он подавлен, но ты воплощение счастья и радости.
Я вздохнула.
-Иногда говорить с тобой, как разговаривать с самой собой: чертовски раздражает.
Есть еще какая-нибудь причина, почему ты здесь? Кроме того, что ты принес мне ужасные новости? Мне было бы лучше, если бы я ничего не знала.
Я даже не предполагала погибнуть таким образом.
Я не должна умереть таким образом.
Я не ожидала такого поворота событий. Моя смерть не отмечена карандашом в календаре. Он пожал плечами.
-Я просто хотел увидеть тебя. И твое соглашение.
- Да, действительно. Я поняла.
Взгляд Эйба постоянно возвращался ко мне, пока мы говорили; не было никакого вопроса, которым я могла бы привлечь его внимание.
В нашей беседе не было ничего такого, что могло бы обеспокоить охранников.
Но я так часто ловила пристальный взгляд Эйба бегло осматривающегося вокруг, охватывающего взглядом холл, мою камеру, и другие детали, которые он счел интересными.
Эйб не просто так заработал репутацию Змея. Он всегда расчетлив, всегда ищет преимущество.
Выглядит так, словно моя тяга к сумасшедшим интригам - это семейное.
Казалось, что моя тенденция к сумасшедшим заговорам произошла из семьи.
-Я также хочу помочь тебе скоротать время.
Он улыбнулся и просунул через решетки парочку журналов и книгу.
Может это сможет улучшить положение вещей.
Я сильно сомневалась, что какое-то развлечение сможет скрасить мои две недели до смерти.

Журналы были о моде и прическах. Книга была "Граф Монте-Кристо". Я взяла ее, нуждаясь в шутке, нуждаясь в чем-то что сделало бы это менее реальным. Я видела фильм. Твой тонкий символизм не такой уж и тонкий. Если ты только не спрятал напильник внутри.
- Книга всегда лучше фильма, - Он начал поворачиваться.
-Может в следующий раз у нас будет литературная дискуссия.
- Подожди.
Я бросила журналы и книгу на кровать.
-Прежде. чем ты уйдешь... Во всем этом хаосе, никто никогда не сможет разобраться, кто на самом деле убил ее, - Когда Эйб мне не ответил, я бросила на него злобный взгляд.
-Ты веришь,что я не делала этого,правда?, - все,что я знала,он действительно думал,что я виновна и в любом случае он просто пытался помочь.
Это не зависит от характера.
-Я верю,что моя милая дочь способна на убийство, - наконец сказал он.
Но не в этот раз.
- Но не на это.
- Тогда кто это сделал?
- Это, - сказал он, уходя, - то, над чем я работаю.
- Но ты только что сказал, что у нас нет времени! Эйб!
Я не хотела, чтобы он уходил. Не хотела оставаться наедине со своим страхом.
- Этого нельзя исправить!
- Просто помни, что я сказал в зале суда, - ответил он.
Он исчез из поля моего зрения, и я села на кровать, думая о том дне в суде.
В конце слушания он с уверенностью сказал, что меня не казнят.
Или даже,что будет суд.
Эйб Мазур не был тем, кто бросает слова на ветер, но я начала думать, что даже у него есть пределы, тем более наш график был скорректирован. Я снова вытащила смятую бумажку и раскрыла ее. Мне передал ее в зале суда Эмброуз - слуга и любовник Татьяны.
Роза, Если ты это читаешь, значит случилось что-то ужасное. Ты, скорее всего, меня ненавидишь, и я не виню тебя. Я могу только просить чтобы ты поверила, что принятый мною закон о возрасте был лучшим для твоего народа, чем то, что задумывали другие. Есть некоторые морои, которые хотят заставить прислуживать всех дампиров, хотят они того или нет, с помощью принуждения. Закон о возрасте приостановил их. Однако, я пишу тебе с тайной и ты должна сохранить ее, поделись этой тайной как можно с меньшим количеством людей. Василиса должна потребовать место в совете и ей должны предоставить его. Она не последняя из Драгомиров. Есть еще один незаконно рожденный ребенок Эрика Драгомира. Я больше ничего не знаю, но если ты его найдешь, ты дашь Василисе власть, которую она заслуживает. Несмотря на твои ошибки и характер, ты единственная, кто сможет выполнить это задание. Не трать время зря. - Татьяна Ивашкова.

Слова не изменились после тех сто раз, которые я читала это письмо, равно как и вопросы, которые возникли после прочтения. Была ли эта записка настоящей? Действительно ли Татьяна написала ее? Неужели со всем своим враждебным отношением ко мне, она доверила мне эту важную тайну? Существует двенадцать королевских семей которые правят мороями, но судя по их намерениям и целям, для них лучше чтобы в совете было одиннадцать семей. Лисса была последней представительницей семьи Драгомиров, а моройский закон гласит, что она не имеет права находиться в совете, следовательно не может повлиять на решение совета своим голосом. Существуют некоторые "плохие" законы, и если эта записка настоящая, многое может измениться. Лисса могла оспорить эти законы. Некоторым людям не нравилось это, людям, которые уже продемонстрировали свою готовность убивать. Еще один Драгомир. Еще один Драгомир означало, что Лисса может голосовать. Еще один голос на совете может изменить многое. Это может изменить мир Мороев. Это может изменить и мой мир, например, буду ли я признана виновной или нет. И конечно, это могло изменить мир Лиссы. Все это время она считала, она что была одна. Все же. Я беспокойно спрашивала себя, поприветствует ли она своего сводного родственника. Я согласилась, что мой отец был мерзавцем, но Лисса всегда возводила своего на пьедестал, веря, что он был лучшим. Эта новость будет шоком, и хотя я поклялась защищать ее физически, я начала думать, что существуют и другие вещи от которых я должна защитить ее. Но сначала мне необходима истина. Я должна знать, действительно ли эта записка была от Татьяны. Я была абсолютно уверена, что смогу это узнать, но мне придется сделать то, что я ненавидела. Хорошо, почему нет? Как будто мне есть еще чем заняться. Поднявшись с кровати, я повернулась спиной к решетке и уставилась на стену, сосредотачиваясь на ней. Поддерживая себя, помня что я достаточно сильная чтобы держать контроль, я опустила ментальные барьеры, которые всегда подсознательно держала вокруг своего сознания. Огромное давление обрушилось на меня так же, как воздух выходит из воздушного шара. И внезапно, меня окружили призраки.

БяКа Дата: Вторник, 07.12.2010, 02:56 | Сообщение # 3
Сообщений: 108
Замечания:
Уважение
[ 10 ]
Offline
Глава 2

Как всегда, это дезориентировало.

Лица, прозрачные и люминесцентные, колебались вокруг меня.

Они тянулись ко мне, клубясь, будто облако, и всем им было очень надо о чем-то сообщить мне.

И что в действительности они, вероятно, и делали.

Привидения, застрявшие в этом мире, не знали покоя, души, которые не могли продолжить свой путь по разным причинам.

Когда Лисса вернула меня из мертвых, у меня сохранилась связь с их миром.

Мне пришлось много работать, учиться контролировать себя, чтобы блокировать фантомы, преследовавшие меня.

В общем-то магические кольца, защищающие Моройский Двор, в большинстве случаев изолировали меня от призраков, но сейчас они были мне нужны.

Призывать их, подпускать к себе было... ну скажем, опасно.

Но что-то говорило мне, что среди мятежных духов могла бы оказаться и королева, убитая в собственной постели.

Я не видела знакомых лиц среди этой группы, но не оставляла надежду.

"Татьяна," - пробормотала я, стараясь мысленно сосредоточится на лице умершей королевы.

"Татьяна.

Приди ко мне."

Когда-то у меня легко получилось вызывать духа, моего друга Мэйсона, который был убит стригоем.

С Татьяной я не была близка, как с Мэйсоном, хотя связь определенно была.

В течении какого-то времени ничего не происходило.

Те же самые размытые лица циркулировали передо мной и я начала терять надежду.

Затем, неожиданно, она появилась.

Она стояла одетая в то, в чем была убита, в длинную ночную рубашку и одежда была в крови.

Ее цвета были приглушенными.

Мерцала, как плохо работающий экран телевизора.

Однако, корона на голове и королевская стать создавали все ту же величественную ауру вокруг нее.

Появившись, она не произнесла ни слова и ничего не сделала.

Она просто пристально посмотрела на меня, ее темный взгляд практически пронзал мою душу.

Клубок эмоций напрягся у меня в груди.

Вспыхнула внутренняя реакция, которая сопровождала меня при виде Татьяны - гнев и возмущение.

Затем, пришла удивительная волна сочувствия.

Ничья жизнь не должна заканчиваться таким образом.

Я колебалась, опасаясь, что стража услышат меня.

Так или иначе, у меня было ощущение, что громкость моего голоса не имеет значения, и никто из них не мог увидеть то, что видела я.

Я достала записку.

- Вы написали это? - выдохнула я.

- Это правда? - Она продолжала смотреть.

Призрак Мейсона вел себя аналогично.

Вызвать мертвого - это было одно, а общение с ними совсем другое дело.

- Я должна знать.

Если есть другой Драгомир, я найду его.

Не будем брать во внимание тот факт, что в моем положении, я не в состоянии найти кого-либо или что-либо.

- Но вы должны сказать мне.

Вы написали эту записку? Это правда?

Ответом мне был только пристальный взгляд.

Мое отчаяние росло и давление всех этих призраков начало вызывать головную боль.

Очевидно, мертвой, Татьяна была столь же раздражающей, как и при жизни.

Я уже собиралась вернуть свои барьеры назад и прогнать призраков, когда Татьяна сделала небольшое движение.

Это был крошечный кивок, едва заметный.

Ее тяжелый, пристальный взгляд сместился вниз на записку в моих руках, и вдруг, ни с того ни с сего, она исчезла.

Я вернула свои барьеры назад, использовав всю свою волю, чтобы блокировать себя от умерших.

Головная боль не прошла, зато исчезли лица.

Я рухнула на кровать и уставилась на записку, не видя её.

Я получила ответ.

Записка была настоящей.

Татьяна написала её.

Так или иначе,я сомневалась,что ее призрак имел причины лгать.

Вытягиваясь, я положила свою голову на подушку и ждала когда ужасная пульсация покинет ее.

Я закрыла глаза и воспользовалась духовной связью, чтобы вернуться и посмотреть, чем занята Лисса.

Начиная с моего ареста она была занята, защищая и доказывая мои интересы, таким образом, я ожидала обнаружить ее за тем же занятием.

Вместо этого она.. покупала платье.

Я почти обиделась на легкомыслие моей лучшей подруги, пока не поняла, что она выбирает платье для похорон.

Она была в одном из магазинов находящихся на территории Двора, которые обслуживали королевские семьи .

К моему удивлению, Адриан был с ней.

Видеть его такое знакомое, красивое лицо успокаивало некоторые мои страхи.

Быстрое сканирование ее разума подсказало мне, почему он здесь: она уговорила его быть рядом, потому что не хотела оставлять его одного.

Я могла понять,почему.

Он был совершенно пьян.

Это было удивительно, что он мог стоять, и фактически, я очень сильно подозревала, что стена, к которой он прислонился, была всем, что держит его.

Его каштановые волосы были в беспорядоке - и не в целенаправленном, в каком он обычно их держал.

Его темно-зеленые глаза были налиты кровью.

Как и Лисса, Адриан был пользователем духа.

Он имеет способности,которых еще нет у нее; он может посещать чужие сны.

Я ожидала,что он придет ко мне в моем сне после моего заключения,но это объясняет, почему он не пришел.

Алкоголь притупляет дух.

В некоторой степени, это было хорошо.

Чрезмерное использование духа имеет побочный эффект - тьму,которая может свести пользователя духа с ума.

Но провести жизнь в постоянном опьянении,тоже не было разумно.

Наблюдение за ним глазами Лиссы вызвало эмоциональное замешательство, почти такое же сильное, как то, что я испытывала с Татьяной.

Я ужасно поступила с ним.

Он был явно обеспокоен и расстроен из-за меня, и поразительные события последней недели огорошили его так же сильно, как и всех нас.

Он также потерял свою тетю, о которой, несмотря на ее бесцеремонное отношение, он заботился.

И все же, несмотря на все это, я чувствовала... пренебрежение.

Это было несправедливо, возможно, но я не могла помочь ему.

Я очень сильно беспокоилась о нем и понимала его огорчение, но были и лучшие способы справиться с его потерей.

Его поступки были почти трусливыми.

Он прятался от своих проблем на дне бутылки, что противоречило всем чертам моего характера.

Я? Я не собиралась позволить своим проблемам победить без борьбы.

"Бархат", владелица магазина сказала Лиссе с уверенностью.

Морщинистая моройка подняла объемное, с длинными рукавами платье.

"Бархат является традиционным в королевском эскорте".

Наряду с остальной частью фанфар, у похорон Татьяны был бы церемониальный эскорт, идущий рядом с гробом с представителем каждой семьи.

Очевидно, никто не возражал, что Лисса исполняет эту роль для ее семьи.

Но голосование? Это было другое дело.

Лисса осмотрела платье.

Оно было больше похоже на костюм для Хеллоуина, чем на платье для похорон.

- На улице девяносто градусов,- сказала Лисса. (прим. перевод.: 90 градусов по фарингейту = 32 градуса по цельсию).

- И влажно.

- Традиции требуют жертв,- сказала женщина мелодрамматично.

- Как и трагедия.

Адриан открыл рот, несомненно для неуместного и насмешливого комментария.

Лисса дала ему подзатыльник, который заставил его остаться тихим.

- А нет ли у вас, я не знаю, варианта без рукавов?
Глаза продавщицы расширились.

"Никто никогда не одевал платье на бретелях на королевские похороны"

Это было бы неправильно.

-Как насчет шортов? - спросил Адриан.

Они хорошо сочетаются с галстуком? Поскольку именно так я собираюсь идти.

Женщина посмотрела в ужасе.

Лисса бросила на Адриана презрительный взгляд, не столько из-за замечания - которое она сочла мягко говоря забавным - а потому что она также чувствовала отвращение к его постоянному состоянию опьянения.

"Ну, никто не относится ко мне как к полноценной королевской особе", сказала Лисса возвращаясь к платьям.

Не вижу никаких причин вести себя так, словно я одна из них и сейчас.

Покажите мне что у вас есть на бретелях и с короткими руковами."

Продавщица поморщилась, но подчинилась.

У нее не было проблем с консультирование членов королевских семей по вопросам моды, но она не осмелится приказывать им делать или носить что-либо.

Это была часть классового распределения нашего мира.

Женщина пошла через магазин, чтобы найти требуемые платье, в тот же момент, когда бойфренд Лиссы и его тётя вошли в магазин.

Я думала, что Кристиан Озера был тем, кто мог бы как-нибудь повлиять на Адриана.

Сам факт того, что я могла так думать был поразительным.

Определенно, времена, когда я считала Кристиана образцом для подражания, сильно изменились.

Но это было правдой.

Я видела Кристиана глазам Лиссы на прошлой неделе, и он был стойким и преданным, делал все, что было в его силах, чтобы помочь ей справиться с моим арестом и смертью Татьяны.

По выражению его лица было очевидно, что у него определенно есть чем поделиться.

Его тетя, Таша Озера, была открытым человеком и находкой в отношении силы и достоинства, ведь она оказалась в затруднительных обстоятельствах.

Она воспитывала его после того как его родители превратились в Стригоев и напали на нее,теперь Таша живет со шрамами на одной стороне ее лица.

Морои всегда полагались на стражей, защищавших их, но после этого нападения, Таша решила взять дело в свои руки.

Она научилась бороться, изучила все виды рукопашного боя и с оружием.

Она обладала по-настоящему крутым нравом и настаивала на важности обучения остальных Мороев.

Лисса опустила платье, которое она рассматривала, и нетерпеливо повернулась к Кристиану.

После меня, он был единственным, кому она доверяла больше всего в мире.

Он был ее опорой все это время.

Он осмотрел магазин.

Не показывая сильного волнения в окружении платьев.

"Вы, ребята, ходите по магазинам?",спросил он, переводя взгляд с Лиссы на Адриана.

"Впали в детство?"
"Эй, тебе бы тоже было полезно сменить гардероб" - заметил Адриан.

Кроме того, я уверен, ты отлично смотришься в коротком топе".

Лисса проигнорировала шутки парней и сосредоточилась на Озера.

"Что вы узнали?"
"Они решили не принимать решения", сказал Кристиан.

Его губы искривились в усмешке.

-Ну, не все наказания приводятся в исполнение.

Таша кивнула.

-Мы пытаемся продвигать теорию, о том,что он просто подумал, что Роза была в опасности и он вскочил прежде, чем понял, что происходит на самом деле.

Мое сердце остановилось.

Дмитрий.

Они говорили о Дмитрии.

На мгновение, я больше не была с Лиссой.

Я больше не была в своей камере.

Вместо этого я переметилась в день моего ареста.

Я спорила с Дмитрием в кафе, ругая его за длительный отказ разговаривать со мной, уже не говоря о продолжении наших отношений.

Я тогда решила, что если с ним все кончено, что было абсолютной правдой, я не позволю ему и дальше разбивать мое сердце.

Это было,когда стражи пришли за мной, и не важно,что Дмитрий заявил о том,что после прибывания им в состоянии стригоя он был больше не способен любить. Он молниеносно отреагировал в мою защиту.

Мы были в безнадежном меньшинстве,но его это не заботило.

Один взгляд на его лицо - и мое сверхъестественное понимание его - сказали мне все,что мне было необходимо знать, я столкнулась с угрозой.

Он должен был защитить меня.

И он защищал меня.

Он сражался,как бог,словно мы снова вернулись в Академию Святого Владимира,где он учил меня бороться против стригоев.

Тогда в кафе, он вывел из строя куда больше стражей, чем был способен один человек.

Единственная вещь,которая остановила это - и я действительно верю,что он боролся бы до последнего вздоха - было мое вмешательство.

Я не знала в то время,что происходит и почему множество стражей хотели арестовать меня.

Но я поняла,что Дмитрий был в серьезной опасности причинить вред его и без того хрупкому положению при дворе.

Возвращение из стригоев было немыслимым и многие все еще не доверяли ему.

Я умоляла Дмитрия остановится,больше боясь о том,что случится с ним,чем со мной.

Я знала, малая часть того, что там произошло было сделано из-за меня.

Он пришел на мое слушание - под охраной,но ни Лисса ни я не видели его с тех пор.

Лисса упорно трудилась, чтобы очистить его от любых правонарушений, боясь, что его запрут снова.

А я? Я пыталась убедить себя не думать о том, что он сделал.

Мой арест и потенциальная казнь имеют преимущественную силу.

И тем не менее.. я до сих пор спрашиваю себя.

Почему он сделал это? Почему он рисковал своей жизнью ради меня? Была ли эта инстинктивная реакция на угрозу? Он сделал это для Лиссы, которой поклялся в верности, за ее участие в его освобождении? Или он действительно сделал это,потому что у него все еще есть чувства ко мне? Я до сих пор не знаю ответа, но видя его таким, неистовым Дмитрием из моего прошлого, во мне вспыхнули чувства, которые я так отчаянно пыталась подавить.

Я пыталась убедить себя, что на то,чтобы прийти в себя после этих отношений нужно время.

То,что чувства еще сохранились, было вполне естественно.

К сожалению,это заняло больше времени,чтобы вернуть своего парня,когда он бросился в опасность из-за вас.

Несмотря на это,слова Кристина и Таши дали мне надежду относительно судьбы Дмитрия.

В конце концов,я не была единственной на грани жизни и смерти.

А те, кто был убежден, что Дмитрий все ещё стригой, хотели увидеть кол в его сердце.

-Они снова держат его в заключении, -сказал Кристиан.

-Но не в камере.

Просто в его комнате, с парой стражей. Они не дадут ему покинуть пределы Двора пока все не уляжется.

-Это лучше,чем тюрьма, - признала Лисса.

-Это все равно абсурд, - возмутилась Таша,больше для себя,чем для других.

Она и Дмитрий были близки на протяжении многих лет, и когда то она хотела вывести эти отношения на новый уровень.

Она согласилась на дружбу, и её возмущение по поводу несправедливости по отношению к нему было также сильно как и наше.

-Они должны были отпустить его,как только он снова стал дампиром.

Как только пройдут выборы, я собираюсь удостовериться,что он свободен.

-И вот что странно.. - голубые глаза Кристиана задумчиво сузились.

-Мы слышали,что Татьяна сказала другим,прежде чем она.. прежде чем она.. - Кристиан заколебался и с беспокойством взглянул на Адриана.

Пауза была не характерна для Кристиана, который обычно говорил все,что думал.

-Прежде,чем она была убита, - решительно закончил Адриан, ни на кого не смотря.

-Продолжай.

Кристиан сглотнул.

-Эм, да, я думаю - не публично - она признала,что верит,в то что Дмитрий снова стал дампиром.

Ее план состоял в том , что бы помочь ему заработать больше доверия, пока другие вопросы не решатся.

"Другими вопросами" был закон о возрасте, упомянутый в записке Татьяны, гласящий о том, что дампир, достигший шестнадцатилетия должен закончить обучение и встать на защиту мороя.

Это привело меня в бешенство, впрочем как и много других вещей.. хорошо, это было отчасти сдерживаемым.

Адриан издал странный звук,как будто бы прочищая горло.

-Она этого не сделала.

Кристиан пожал плечами.

-Многие из ее советников говорят,что сделала.

Это слух.

-Мне тоже нелегко поверить этому, - сказала Таша Адриану,

Она никогда не одобряла политики Татьяна и решительно выступала против множество раз.

Все же недоверие Адриана не было политическим.

Он вырос среди идей, которые постоянно выдвигала его тетя.

Она никогда не давала никаких указаний,о том,чтобы помочь Дмитрию восстановить его старый статус.

Адриан воздержался от дальнейших комментариев,но я знала,что эта тема разжигала искры ревности в нем.

Я сказала ему,что Дмитрий в прошлом и что я готова была идти дальше, но Адриан - как и я - должно быть, несомненно задавался вопросом о мотивах галантной защиты Дмитрия.

Лисса начала размышлять о том, как бы они могли вытащить Дмитрий из под домашнего ареста, когда вернулась продавщица с охапкой платьев, которые она явно не одобряла.

Закусив губу, Лисса замолчала.

Она оставила обсуждение ситуации Дмитрия, чтобы заняться этим позже.

Вместо этого она устало подготовилась примерять одежду и играть роль хорошей маленькой королевской девочки.

Адриан оживился при виде платьев.

"По какому поводу там?"
Я вернулась в свою камеру, обдумывая проблемы, которые только, казалось, продолжали накапливаться.

Я была так же обеспокоена по поводу Адриана и Дмитрия.

Я беспокоилась о себе.

Я так же беспокоилась о так называемом потерянном Драгомире.

Я начинала верить в реальность этой истории, но я ничего не могла сделать и это расстраивало меня.

Я должна была принять меры,чтобы помочь Лиссе.

Татьяна сказала мне в своем письме быть осторожной с теми,кому я расскажу об этом.

Должна ли я была поручить эту миссию кому то еще? Я хотела взять на себя ответственность за нее.

Но решетки и удушающие стены вокруг, говорили, что я не могу взять ответственность не только за чью-либо жизнь, но и за свою.

Две недели.

Нуждаясь в дальнейшем отвлечении, я сдалась и начала читать.

Книга Эйба,которая рассказывала о несправедливом лишении свободы , которое я тоже испытывала.

Это довольно хорошо давало мне понять, что если даже я и фальсифицирую свою смерть, я все равно не смогу выйти отсюда.

Книга неожиданно всколыхнула старые воспоминания.

Холод спускался по позвоночнику, когда я вспомнила про предсказание карт Таро,которое дала мне моройка по имени Ронда.

Она была тетей Эброуза, и на одной из карт, которую она вытянула для меня, была женщина, привязанная к мечам.

Несправедливое лишение свободы.

Обвинение.

Клевета.

Проклятье.

Я действительно начинала ненавидеть эти карты.

Я всегда настаивала,что это жульничество,но все таки у них была раздражающая склонность сбываться.

Предсказание показало поездку, но куда? Настоящая тюрьма? Моя казнь?

Вопросы не имеющие ответа. Добро пожаловать в мой мир.

Из вариантов,которые у меня оставались,я полагала,что могу немного отдохнуть.

Расстянулась на койке.

Я попыталась отодвинуть постоянные заботы.

Это не легко.

Каждый раз, закрывая глаза, я видела судью, стучавшего молотком, приговаривавшего меня к смерти.

Я видела свое имя в книгах по истории. Не как героя, а как изменника.

Лежа, задыхаясь от собственного страха, я думала о Дмитрии.

Я представила его пристальный взгляд и почти могла слышать его ,читающего мне лекцию.

Не беспокойся о том,что ты не можешь изменить.

Отдыхай,когда можешь так,чтобы быть готовым к завтрашнему сражению.

Воображаемые советы успокоили меня.

Сон пришел, тяжелый и глубокий.

Я ворочалась целую вечность, пока уснула

Тогда.. я проснулась.

Я села прямо в постели,мое сердце бешено колотилось.

Оглядываясь кругом, я искала опасность - любую угрозу, которая могла бы испугать меня из этого сна.

Не было ничего.

Темнота.

Тишина.

Слабый скрип стула из коридора подсказал мне,что мои охранники все еще были на месте.

Связь, поняла я.

Связь разбудила меня.

Я почувствовала резкую, интенсивную вспышку.. чего? Напряженность.

Тревога.

Прилив адреналина.

Паника мчалась через меня и я нырнула в сознание Лиссы, пытаясь найти то, что вызвало такой всплеск эмоций от нее.

То,что я нашла,было.. ничего.

Связь пропала.

Переведено на сайте www.notabenoid.com
http://notabenoid.com/book/13151/42860

Переводчики: Leta666Leta, TheSam, Margaretta, Tolkacheva, chipmonk, Ymni4ka, LeRiKa1997
Lura, rubinns, Annette84, marischka

Lelechka, allisha22, mashe4ka, AmBer_sUn, Trix54, HunnyBunny, Pod_snezhnik [size=16]

БяКа Дата: Вторник, 07.12.2010, 02:57 | Сообщение # 4
Сообщений: 108
Замечания:
Уважение
[ 10 ]
Offline
Глава 3
Ну, не то чтобы совсем исчезла. Померкла.

Случилось что-то вроде того, как когда она вернула Дмитрия обратно, сделав дампиром.

Магия была настолько сильна, что это "выжгло" нашу связь.

Но сейчас не было никакого взрыва магии.

Это было так, как если бы она преднамеренно игнорировала меня.

Как и прежде, я все еще чувствовала Лиссу: она была жива; с ней все было в порядке.

Она не спала, потому что я чувствовала ее опасение, испытываемое за стеной.

Присутствие духа прятало ее от меня и.. это делала она.

Что за черт? Я точно знала,что наша связь работает только в одну сторону.

Я могу ее чувствовать, она меня - нет.

Так же я могла контролировать вход в ее мысли.

Почти всегда, я пыталась не попадать в них (за исключением времяпровождения в тюрьме), пытаясь защитить ее личную жизнь.

Лисса не могла этого контролировать, и иногда это приводило ее в бешенство.

Иногда, она использовала свою силу, чтобы закрыть себя от меня, но это было редко, трудно, и требовало значительных усилий с ее стороны.

Сегодня у нее это получалось, и я могла чувствовать, как тяжело ей это дается.

Держать меня вдали от ее мыслей было нелегко, но она справлялась.

Конечно, меня не заботило, как она это делает.

Я хотела знать,почему.

Вероятно, это был худший день моего заключения.

Страх за себя - одно дело.

Но за нее? Это было мучительно.

Если бы это была моя жизнь или ее,я действовала бы без колебаний.

Я должна была знать что происходит.

Узнала ли она что-нибудь? Решил ли Совет представить меня суду и казнить? Старается ли она защитить меня от этих новостей таким образом? В конце концов, чем чаще она использует дух, тем больше подвергает опасности свою жизнь.

Эта мысленная стена требовала много магии.

Но почему? Почему она берет на себя такой риск? Поразительно, на сколько сильно я хотела дотянуться до нашей связи сейчас.

Правда, я не всегда с удовольствием принимала чьи-то мысли в моей голове.

Ее мысли, несмотря на то, что я научилась их контролировать, иногда вторгались в мое сознание тогда, когда я не могла этого преодолеть.

Ничто из этого не было важно сейчас - только ее безопасность.

Отсутствие связи походило на то,как-будто в тебе отсутствовала часть тела.

Весь день я пробовала войти в ее мысли.

Каждый раз, она не пускала меня.

Это было невыносимо.

Ко мне никто не приходил, да и книга с журналами давно потеряли свою привлекательность для меня.

Ощущение, будто я животное в клетке, снова вернулось ко мне, и я провела немало времени, крича на моих охранников - безрезультатно.

Похороны Татьяны были назначены на завтра и часы громко тикали, напоминая о приближении моего суда.

Наступило время сна, и стена в нашей связи наконец дала трещину, так как Лисса отправилась спать.

Связь между нами была устойчивой, но ее мысли были закрыты даже в бессознательном состоянии.

Я не нашла там никаких ответов.

Оставшись ни с чем, я пошла спать, гадая, буду ли я снова отрезана от нее утром.

Этого не произошло.

Она и я были связаны снова, и я смогла посмотреть на мир ее глазами еще раз.

Лисса встала, было раннее утро, она готовилась к похоронам.

Я не видела и не чувствовала никаких причин того, почему я была заблокирована ранее.

Она позволила мне вернутся в ее мысли, как обычно.

Я почти задавалась вопросом, вообразила ли я себе потерю связи с ней.

Нет... что-то там все-таки было.

Едва-едва.

В ее сознании, я ощутила, что есть мысли, которые она все еще скрывает от меня.

Они были скользкими.

Каждый раз, когда я пыталась ухватиться за них, но они ускользали от меня.

Меня поразил тот факт, что она все еще могла пользоваться магией, не подпуская меня к ним, и, видимо, вчера она заблокировала меня намеренно.

Что происходит? С какой стати ей нужно что-то от меня скрывать? Что я могла сделать, запертая в этой дыре? Мое беспокойство снова росло.

Что такого ужасного, о чем я не должна знать? Я смотрела, как Лисса готовилась и не видела ничего, что могло посужить признаком ну хоть чего-нибудь необычного.

Платье, которое она в конце концов выбрала имело длинные рукава и доходило ей до коленей.

Черное, конечно.

Вряд ли это было клубное платье, но она знала, что у некоторых брови полезут наверх.

При других обстоятельствах, это привело бы меня в восторг.

Волосы она оставила распущенными и глядя на свое отражение в зеркале, она могла видеть ,как резко они контрастировали с черным цветом платья.

Кристиан встретил Лиссу снаружи.

Он привел себя в порядок, ну и мне следовало признать, что видеть его в костюме и рубашке с галстуком было... ну... непривычно.

Он выгладил стрелки на пиджаке,а на его лице было выражение из нечеткой смеси беспокойства,таинственности и обычного для него ехидства.

Когда он увидел Лиссу,его лицо мгновенно изменилось, превращаясь в сияющее и проникнутое благоговением, как и всегда когда он смотрел на нее.

Он одарил ее не большой улыбкой и заключил в недолгие объятия.

Его прикосновение принесло ей чувство удовлетворения и комфорта, ослабив ее беспокойство.

Они недавно сошлись обратно после разрыва и это время было мучительным для них обоих.

"Все будет хорошо", пробормотал он, беспокойство вновь отразилось на его лице.

- Это сработает.

Мы можем сделать это ».

Она ничего не ответила, но, прежде чем отступить, сжала его руку.

Ни один из них не говорил,они шли в начало похоронной процессии.

Я решила, что это подозрительно.

Она взяла его за руку и почувствовала его поддержку.

Церемония похорон Моройского монарха не менялась веками, не зависимо находился Королевский Двор в Румынии или в новом месте в Пенсильвании.

Это было в стиле Мороев.

Они смешивали традиционное с современным, магию с технологией.

Гроб королевы пронесут от дворца через весь двор до Собора по всем правилам этой церимонии.

Там, выберут группу которая войдет для мессы.

После службы Татьяна будет похоронена на церковном кладбище. Ее место находиться рядом с другими правителями и членами королевских семей.

Найти ее могилу будет легко.

Столбы с натянутыми красными и черными шелковыми знаменами, отметили каждую сторону.

Там где будут проносить гроб, земля будет усыпана лепестками роз.

Вдоль дороги будут толпиться люди, надеясь взглянуть на их прежнюю королеву.

Многие морои прибыли из далека. Некоторые, что бы увидеть похороны, а некоторые, что бы увидеть выборы нового правителя, которые должны состояться в течении ближайших двух недель.

Экскорт королевских семей, большинство из которых было одето в тот черный бархат, который предлагала женщина в магазине - уже направился в здание дворца.

Лисса остановилась с наружи, что бы расстаться с Кристианом, так как он не мог представлять свою семью на таком важном событии.

Она заключила его в крепкие объятия и легко поцеловала.

Когда они отошли, блеск в его голубых глазах таил секрет, не доступный для меня.

Лисса проталкивалась сковозь толпу у входа, пытаяясь найти отправную точку процесии.

Здание не было похоже на дворцы и замки древней Европы.

Величественный каменный фасад и высокие окна соответствовали остальным постройкам суда, но его отлечало несколько особенностей: высота и широкие ступени из тонкого мрамора.

Кто-то дернул Лиссу за руку, остановив ее, и она чуть не столкнулась с пожилым Мороем

«Василиса?» Это была Даниэлла Ивашкова, мать Адриана.

Даниэлла не была такой плохой, как члены королевских семей, и она на самом деле хорошо относилась к нашим с Адрианом отношениям - или, по крайней мере, относилась раньше, прежде чем я была обвинена в убийстве. Одобрение Даниэллы было больше из пунктика - она верила, что мы с Адрианом разойдемся в любом случае, как только меня назначат стражем.

Даниэлла так же убедила одного из ее кузенов, Дэймона Таруса, быть моим адвокатом - предложение,которое я отклонила, выбрав взамен Эйба представлять меня.

Я все еще не была полностью уверенна,что приняла лучшее решение, но оно вероятно запятнало меня в глазах Даниэллы, о чем я сожалела.

Лисса нервно улыбнулась

Она стремилась присоединиться к процессии и покончить со всем этим.

«Привет», сказала она.

Даниэлла была одета в полный черный бархат и даже маленькие алмазные заколки сияли в ее темных волосах.

Беспокойство и волнение отражались на ее привлекательном лице.

- Ты видела Адриана? Я нигде не могу его найти.

Мы проверяли его комнату.

"Оу", Лисса отвела глаза.

"Что?" Даниэлла почти трясла ее.

-Что ты знаешь?
Лисса вздохнула.

-Я не уверенна,где он находится сейчас,но я видела его прошлой ночью,когда он возвращался с вечеринки.

Лисса колебалась,так как она была слишком смущенна,чтобы сказать все остальное.

- Он был.. в самом деле пьян.

Сильнее, чем я когда либо видела.

Он ушел с какими-то девушками и я не знаю.

Мне жаль,леди Ивашкова.

Он, наверное ... ну, где-нибудь отключился.

Даниэлла развела руки и я разделяла ее тревогу.

-Я надеюсь,никто не заметит,что его нет.

Возможно,мы можем сказать,что он преодолевает горе.

Так много всего происходит.

Конечно,никто не заметит.

Ты скажешь им,так?
Скажешь,как он был расстроен.

Мне нравилась Даниелла,но это королевская одержимость начинала реально меня раздражать

Я знала она любила своего сына, но, казалось, ее основная задача здесь была не почтить память Татьяны, а беспокоится о том ,что остальные подумеют о нарушении протокола.

-Конечно - сказала Лисса.

- Мне бы не хотелось... ну, я не хочу, чтобы это всплыло.

-Спасибо тебе

А сейчас иди.

Даниелла указала на двери,все еще кажущейся обеспокоенной.

- Вы должны занять свое место

К удивлению Лиссы, Даниэлла нежно похлопала её по руке.

- И не нервничайте.

Вы все сделаете правильно.

Просто сохраняй спокойствие.

Стражи стоявшие в дверях признали Лиссу, как имевшую доступ, и позволили ей войти.

Там, в фойе, был гроб Татьяны.

Лисса замерла расстерявшись, и чуть не забыла что она там делает.

Один только гроб был произведением искусства.

Он был сделан из мерцающего черного дерева, отполированного до блеска.

Картины из тщательно продуманных сцен в саду, в ярких металлических цветах каждого оттенка украсили каждую сторону.

Золото блестело всюду, включая шесты, за которые будут держать носильщики

Эти шесты были украшены лиловыми розами.

Казалось, что шипы и листья будут мешать носильщикам во время процессии, но это была их проблема.

Внутри, на ложе из лиловых роз, лежала Татьяна

Это было странно.

Я все время видела трупы.

Черт, я их создавала.

Но видеть сохраненное тело, лежащее мирно и спокойно... ну, это было жутко.

Это было странно для Лиссы, даже слишком, тем более что ей не приводилось иметь дело со смертью так часто, как это делала я.

Татьяна была одета в переливающееся шелковое платье, которое было темно-пурпурным - традиционный цвет для королевского захоронения.

Длинные рукава платья были украшены сложным узором из мелкого жемчуга.

Я часто видела Татьяну в красном - цветом, ассоциирующемся с семьей Ивашковых - и я была рада традиции захоронения в пурпурном.

Красное платье было бы слишком сильным напоминанием кровавых картин, что я видел на своем слушании, картины, которые я пыталась блокировать.

Нити драгоценных камней и жемчуга обвивались вокруг ее шеи, а золотая корона инкрустированная алмазами и аметистами покоилась на ее седых волосах

Кто то хорошо поработал над макияжем Татьяны но даже это не смогло скрыть ее бледность.

Морои обладали естественной бледностью.

Когда они умирали их кожа становилась белой как мел, как у стригоев.

Эта яркая картина ударила прямо в глаза Лиссы, она немного заколебалась в своем чувстве и отвела взгляд.

Аромат роз заполнил воздух, но был намек на запах разложения, смешанного с этой сладостью.

Похоронный распорядитель нашел Лиссу и сказал куда ей согласно обычаю нужно встать после первого оплакивания.

Резкие слова вернули Лиссу к действительности и она встала с пятью другими членами королевских семей справа у гроба.

Она старалась не смотреть на тело королевы, и направила свой взгляд в другую сторону.

Вскоре показались носильщики, они подняли свою ношу, держась за украшенные розами шесты, возложили гроб на свои плечи и медленно вынесли его к ожидающей толпе.

Все носильщики были дампирами.

Они были в строгих костюмах, это озадачило меня сначала, но потом я поняла, что они все были стражами Двора - кроме одного.

Эмброуз.

Он выглядел как всегда великолепно и смотрел прямо перед собой, выполняя свое трудное дело, лицо пустое и невыразительное.

Я задавалась вопрос,оплакивал ли Эмброуз Татьяну

Я была так зациклена на своих собственных проблемах, что забыла, что жизнь была потеряна здесь, жизнь, которую многие любили.

Эмброуз защищал Татьяну, когда я злилась на нее за закон о возрасте.

Наблюдая за ним глазами Лиссы, я хотела оказаться там, чтобы поговорить с ним лично.

Он должен знать больше о письме, которое он передал мне в зале суда.

Конечно он не был просто мальчиком посыльным.

Процессия двинулась вперед,оборвав мои размышления о Эмброузе.

Впереди гроба шли другие церемониальные люди.

Члены королевской семьи в тщательно продуманной одежде, создавали блестящую демонстрацию

Стражи одетые в форму, несущие знамена.

Позади шли музыканты с флейтами и играли печальные мелодии.

В свою очередь Лисса была очень хороша в публичных выступлениях и управляла движением в медленном, величественном темпе с элегантностью и изяществом, спокойно и уверенно глядя вперед.

Конечно, я не могла видеть за пределами ее тела, но было очевидно, что зрители видели.

Она была красива, царственной и достойной наследницей рода Драгомиров, и я надеялась, что многие другие будут понимать это

Это позволило бы нам избежать многих неприятностей, если бы кто-нибудь только изменил закон о голосовании, так что нам бы не пришлось полагаться на поиски потерянных родственников.

Похоронный маршрут занял много времени.

Даже когда солнце начало опускаться вниз в сторону горизонта, дневное тепло по-прежнему висело в воздухе.

Лисса начала потеть, но понятно, что ее неудобство было ничем по сравнением с тем, что испытывали носильщики.

Если толпа наблюдателей и чувствовали облегчение, они не показывали это.

Они вытягивали шеи, чтобы хоть одним глазом увидеть зрелище, происходящее перед ними.

Лисса не была большей частью процесса для зрителей, но по их лицам было видно, что гроб не единственное зрелище.

Они также наблюдали за Лиссой.

Слова о том, что она сделала для Дмитрия, летали по всему моройскому миру, многие скептически отнеслись к ее способности исцелять, но также было много тех, кто верил.

Я видела выражения удивления и страха в толпе, и в течение секунды, я задавалась вопросом, кого они действительно пришли увидеть: Лиссу или Татьяну? Наконец, показался собор, что было хорошими новостями для Лиссы.

Солнце не убивает мороев, как это происходит со стригоями,но тепло и солнечные лучи создают дискомфорт любому вампиру.

Процессия была почти закончена, и она, будучи одним из приглашенных на церковную службу, скоро доберется, что бы охладится воздухом из кондиционера..

Я изучила окресности и поняла что не смогу помочь, какая ирония.

По бокам обширной территории церкви были две гигантские статуи древних Мороев, монархов из легенд, король и королева, которые помогли Мороям процветать.

Даже при том, что они были на значительном расстоянии от церкви - статуи вырисовывались зловеще, как бы тщательно следя за всем.

Рядом со статуей королевы был сад, который я хорошо знала.

Меня отправили на ландшафтные работы туда, в качестве наказания за побег в Лас-Вегас.

Истинной целью той поездки, о которой никто не знал, было освобождение Виктора Дашкова из тюрьмы.

Виктор долгое время был нашим врагом, но он и его брат Роберт, который был пользователем духа, обладали нужными для нас знаниями о том, как спасти Дмитрия.

Если хоть кто-нибудь из стражей узнал бы, что я освободила Виктора, а затем упустила его, то мое наказание могло бы быть куда хуже работы в архиве и на земельном участке.

По крайней мере я хорошо поработала в саду, с горечью подумала я.

Если меня казнят, то я точно оставлю прочный след при Дворе.

Взгляд Лиссы задержался на одной из статуй в течение длительного времени, прежде чем она повернулась к церкви.

Она сильно потела и я поняла, что это не только из-за тепла.

Она сильно переживала.

Но почему? Почему она так сильно нервничает? Это всего лишь церемония.

Все что она должна была делать, так это двигаться с процессией.

Но ... там было еще что-то.

Что-то еще беспокоило ее.

Она все еще держала мысли закрытыми от меня, но волновалась, что несколько все же просочились.

Слишком близко, слишком близко.

Мы движемся слишком быстро.

Быстро? Мне так не показалось.

Я не могу идти этим медленным и величавым темпом.

Я чувствую себя хуже при носильщиках.

Если бы я была одна, я бы послала к черту все приличия и побежала бы к моему конечному пункту назначения.

Конечно можно растолкать всех...

Если похороный координатор был и расстроен Лиссиным платьем, то хотя бы по нему нельзя было сказать, как она отреагирует, если Татьяна заговорит прямо в гробу.

Сабор становился четче виден, уже было видно купола поблескивающиеся янтарным и оранжевым на солнце..

Лисса была все еще в нескольких ярдах, но священника перед ней было ясно видно.

Его одежда была достаточно ослепительна.

Она была сделана из блестящего золотого материала, длинного и богатого.

Круглая шапка с крестом, так же золотая, сидела на его голове.

Я думала,что это было не совсем уместно затмевать одежду королевы, но возможно это было тем, что священники делали в соответствующих случаях.

Может быть это привлекло внимание Бога.

Он поднял свои руки в приветствии, демонстрируя большое наличие богатой ткани.

Оставшееся часть толпы и я не могли не пялиться на это представление.

Так что, вы можете себе представить наше удивление, когда статуи взорвались.

Переведено на сайте www.notabenoid.com
http://notabenoid.com/book/13151/42861

Переводчики: Leta666Leta, TheSam, Ymni4ka, mashe4ka, rubinns, proket, Lommi, Harmful_Child
MaryAlex, Juliya, Margaretta, kozka

Persefona, Sone4ko11, irchi, Annette84, anyaaa, luybava_shmel, phoenix777d
morda, miaok, Trix54, Katerinaa, KissKris, HunnyBunny

Pod_snezhnik

БяКа Дата: Вторник, 07.12.2010, 02:58 | Сообщение # 5
Сообщений: 108
Замечания:
Уважение
[ 10 ]
Offline
Глава 4
И когда я говорю,что они взорвались,я имею ввиду, что они взорвались.

Огонь и дым развернулись,как лепесток недавно раскрывшегося цветка, так и эти бедные монархи разорвались на каменные частицы.

На мгновение, я была ошеломлена.

Это как смотреть боевик - взрыв, раскалывающий воздух и сотрясающий землю.

И тут дал о себе знать инстинкт стража.

Критический осмотр и простой расчет.
Я немедленно заметила, что большая часть статуи взорвалась
с внешней стороны сада.

Мелкие кусочки камня и пыль разлетелись на всю похоронную процессию, но ни один большой кусок не задел ни Лиссу, ни кого-либо из стоящих рядом с ней.

Очевидно, что статуи воспламенились не сами по себе, но кто бы их ни взорвал, он все точно рассчитал.

Оставим логику в стороне, огромные вздымающиеся столбы пламени все еще довольно страшны.

Хаос вырвался на свободу,каждый пытался убежать.

Только все они выбрали различные маршруты, так что столкновения были неизбежны.

Даже дампиры, поддерживающие концы покрова гроба на похоронной процессии, оставили свое драгоценное бремя и сорвались с места.

Эмброуз был последним, кто сделал это. Он удивленными, широко распахнутыми глазами смотрел на Татьяну, но взгляд на взорвавшиеся статуи заставил присоединиться к толпе.

Некоторые стражи пытались сдержать панику и вернуть людей назад к похоронной процессии, но особого успеха они в этом не добились.

Каждый был за себя, слишком напуганы они были,чтобы мыслить разумно.

Хорошо, все - кроме Лиссы.

К моему удивлению,она не была удивлена.

Она ждала взрыва.

Она не убежала сразу же, несмотря на людей, проталкивающихся и пихающих ее в сторону. Она прочно стояла там, где была, когда статуи взорвались. В частности, она, казалось, беспокоилась о любом в толпе, кто возможно мог пострадать от взрыва.

Но нет.

Как я уже отметила, казалось, никто не пострадал.

Все что было, это давка от панического бегства. Удовлетворенная, Лисса повернулась и зашагала прочь,вместе с остальными. (Ну, она шла, они бежали).

Она прошла небольшое расстояние, когда увидела огромную группу стражей с мрачными лицами, спешащих к церкви.

Некоторые из них остановились, чтобы помочь тем, кто избежал крушения, но большинство стражей уже были на месте происшествия, чтобы видеть то,что произошло.

Лисса снова остановилась, в результате чего парень позади нее врезался ей в спину, но она едва почувствовала удар.

Она пристально осматривала стражей, принимая во внимания, сколько их было и затем снова пошла дальше.

Ее скрытые мысли начали распутываться.

Наконец, я начала видеть части плана, которые она скрывала от меня.

Она была рада.

Также она нервничала.

Но в целом она чувствовала..
Беспорядки в тюрьме вернули меня в собственную голову.

Обычная тихая обстановка охраняемой территории разрушилась и теперь временно заполнилась ворчанием и криками.

Я вскочила с места,где сидела и прижалась к решетке, пытаясь увидеть, что произошло.

Это здание тоже собиралось взлететь на воздух? Моя камера открывала вид только на противоположную стену, так что я не имела ввозможности определить что происходитт в другой части корридора или у входа.

Однако, я видела стражей, которые обычно стояли в ротивоположном конце холла. Сейчас они спорили между собой, разрываясь между мной и происходящим около церкви.

Я не знала,что это означало для меня и готовилась ко всему, друг или враг.

Все что я знала, могла быть какая-то политическая группа, предпринявшая нападение на Двор, чтобы сделать заявление против правительства Мороев.

Вглядываясь через решетку, я тихо молилась, жалея, что у меня не было ничего, чем бы я могла защититься.

Все что у меня было, это книга Эйба, которая никуда не годилась.

Если бы он был по настоящему клевым отморозком каким он хочет быть, то ему стоило положить что-нибудь в нее.

Или добыть мне нечто большее, как Война и Мир.

.

Переведено на сайте www.notabenoid.com
http://notabenoid.com/book/13151/42862

Переводчики: TheSam, Ymni4ka, Leta666Leta

БяКа Дата: Воскресенье, 12.12.2010, 00:50 | Сообщение # 6
Сообщений: 108
Замечания:
Уважение
[ 10 ]
Offline
5 Глава

Мысль покинуть Дмитрия не была обусловлена только нашим трудным романтическим прошлым.

Я подразумевала это, когда сказала, что не хочу, чтобы он попал в неприятности из-за меня.

Если стражи найдут меня, моя судьба не будет так уж отличаться от той, с которой я уже столкнулась.

Но Дмитрий? Он только начал делать маленькие шаги к его одобрению в обществе.

Несомненно, все это было уничтожено, но у него еще был шанс жить нормальной жизнью.

Если он не хотел жить при Дворе или среди людей, он мог бы вернуться в Сибирь, к своей семье.

Там, в глуши, его было бы трудно найти.

И его близкие могли бы пойти на многое, чтобы скрыть его, если кто-нибудь попытается найти его.

Остаться со мной было определенно неправильным решением.

Мне просто было нужно убедить его.

- Я знаю, о чем ты думаешь,- сказал Дмитрий спустя час, пока мы были в дороге.

Мы не разговаривали много, так как каждый из нас был погружен в свои мысли.

После еще нескольких проселочных дорог, мы наконец добрались до автомагистрали за короткое время..

хорошо, я понятия не имела.

Я смотрела в окно, обдумывая, как я одна могла исправить все несчастья, случившиеся со мной.

- Что? - я подняла на него взгляд.

Я подумала, что должен быть хоть малейший намек на улыбку, затерянную на его губах, но это казалось абсурдным, учитывая тот факт, что это была самая ужасная ситуация, в которую он попадал с того времени, как лишился статуса Стригоя.

- Это не сработает, - продолжил он.

- Ты пытаешься найти способ улизнуть от меня, когда мы наконец остановимся, чтобы заправиться.

Ты думаешь, что, возможно, тогда у тебя появится возможность сбежать.

Это было сумасшествием, но я действительно очень много думала в этом направлении.

Старый Дмитрий был очень хорошим попутчиком в дороге, однако я не была уверена, что мне нравилась его старая способность угадывать мои мысли.

- Это пустая трата времени, - сказала я, указывая на машину.

- Да? У тебя есть более важные дела, чем сбегать от людей, которые хотят схватить и казнить тебя? Прошу, не рассказывай мне снова, что это очень опасно для меня.

Я посмотрела на него.

- Дело не только в тебе.

Побег не может быть моей единственной заботой.

Я должна помочь восстановить мое имя, а не скрываться где нибудь в глуши, куда ты, несомненно, увезешь меня.

Все ответы во Дворе.

- У тебя много друзей во Дворе, которые работают над этим.

Им будет легче, если они будут знать, что ты в безопасности

- Что я действительно хочу знать, так это почему никто не рассказал мне о плане побега? Я имею в виду, почему Лисса мне ничего не сказала.

Почему она скрывала это от меня? Разве ты не думаешь, что я была бы более полезной, если бы была к этому готова?"
- Дрались мы, не ты, - сказал Дмитрий.

- Мы боялись, что если бы ты узнала, то могла бы что-нибудь выдать.

- Я бы никому никогда не сказала!
- Конечно, специально - нет.

Но если бы ты была напряжена или взволнована..

ну, тогда твои стражи могли бы это заметить.

- Хорошо, а теперь когда мы свободны, ты можешь сказать, куда мы едем? Я была права? Это некое сумасшедшее, уединенное место?
Нет ответа.

Я сузила глаза, смотря на него.

- Я ненавижу быть в неведении.

Слабая улыбка на его губах стала немного больше.

- Ну, у меня есть своя личная теория, относительно того, что чем меньше ты знаешь, тем вероятнее, что твое большое любопытство будет держать тебя рядом со мной.

- Это смешно, - ответила я, хотя на самом деле, это не была такая уж безрассудная теория.

Я вздохнула.

- Когда, черт возьми, все вышло из под контроля? Когда вы, ребята, стали тайными заговорщиками? Я единственная, кто придумывает дурацкие, невозможные планы.

Предположительно, я должна быть здесь генералом.

Сейчас я едва ли лейтенант.

Он начал говорить что-то еще, но затем замер на несколько секунд, его лицо мгновенно стало настороженным, смертельный взгляд стража.

Он выругался по русски.

- Что случилось? - спросила я.

Его напряжение было заразительным, и я сразу же забыла обо всех сумасшедших планах.

В беспорядочных вспышках фар от встречного движения, я могла видеть его взгляд, метнувшийся к зеркалу заднего вида.

- За нами хвост.

Я не думал, что это случится так скоро.

- Ты уверен? - Стемнело, и количество машин на шоссе увеличилось.

Я не знала как кто-нибудь мог определить одну подозрительную машину среди такого множества, но что ж..

он был Дмитрием.

Он снова выругался и внезапно, в маневре, который заставил меня ухватиться за приборную панель, он срезал через две полосы, чуть не задев минивэн, который выразил нам свое раздражение многократным гудением.

Впереди был выезд, он еле вписался в него, каким-то чудом не задев железнодорожную рампу.

Я слышала больше сигналов машин, и когда я оглянулась,то увидела фары машины, которая повторила наши сумасшедшие маневры, чтобы последовать за нами к выезду.

- Новости при дворе распространяются с потрясающей скоростью, - сказал он.

- У них был кто-то, наблюдавший за междуштатными автомагистралями.

- Может быть, мы должны были ехать проселочными дорогами.

Он покачал головой

- Слишком медленно.

Ничего из этого не будет проблемой, как только мы поменяем машину, но они нашли нас слишком быстро.

Нам нужно раздобыть новую здесь.

Это самый большой город, который встретится нам на пути перед границей Мэрилэнда.

Указатель сообщал, что мы находились в городе Харрисбург, штат Пенсильвания. Дмитрий вез нас по оживленной дороге, с кучей рекламы по обочинам. И я могла видеть, что "хвост" в точности повторяет все, что мы делали.

- Ну и как ты собираешься достать новую машину? - настороженно поинтересовалась я.

- Слушай внимательно, - сказал он, игнорируя мой вопрос.

Это очень, очень важно, чтобы ты делала в точности то, что я скажу.

Без самодеятельности.

Без споров.

В той машине стражи, и к настоящему моменту они оповестили всех стражей в округе, а возможно и человеческую полицию.

- Но разве если нас схватит полиция - это не создаст им проблем?
- Алхимики это уладят и убедятся в том, что мы, в конечном итоге, вернемся к Мороям.

Алхимики.

Мне стоило догадаться, что их привлекут.

Это секретная организация людей, которые помогают защищать интересы Мороев и дампиров, держа нас в стороне от человеческого общества.

Естественно, Алхимики делали это не по доброте душевной

Они думали, что мы зло и неестественны для природы. В большинстве случаев, они просто хотели убедиться, что мы находимся вне их общества.

Естественно, сбежавший "преступник" вроде меня был проблемой, с которой Алхимики хотели помочь Мороям разобраться.

Голос Дмитрия был властным и командным, когда он снова заговорил, но он не смотрел на меня.

Он был занят сканированием дороги.

- Не имеет значения, что ты думаешь о выборе, который каждый делал для тебя, не важно какой несчастной ты себя чувствуешь во всей этой ситуации, ты знаешь - я уверен, ты знаешь, что я никогда не подведу тебя, когда наши жизни на кону.

Ты доверяла мне в прошлом.

Доверься мне сейчас.

Я хотела сказать ему, что то, что он сказал, было не совсем так.

Однажды он подвел меня.

Когда его превратили в Стригоя, когда он показал, что он не был идеальным. Он подвел меня разрушив невозможное - его божественный образ, который у меня был.

Но моя жизнь? Нет, он всегда делал все возможное для моей безопасности.

Даже когда он был Стригоем, я никогда до конца не была уверенна, что он сможет меня убить.

В ночь, когда на Академию напали, когда он был обращен в стригоя, он сказал мне безоговорочно слушать его.

Это означало бросить его одного сражаться со Стригоями, но я сделала это.

- Хорошо, - сказала я спокойно.

- Я сделаю все, что ты скажешь.

Просто запомни: не говори со мной больше так снисходительно.

Я больше не твоя ученица

Теперь мы на равных.

Он отвел взгляд от дороги достаточно надолго, чтобы удивленно взглянуть на меня.

- Ты всегда была со мной на равных, Роза. прим. перевод.: здесь Дмитрий произносит имя Розы на русском языке - Roza. в английском языке имя Rose звучит ,как Роуз,но т.к. изначально в официальном переводе имя было переведено, как Роза, нам трудно сразу уловить разницу).

То, что он использовал это нежное русское прозвище сбило меня с толку и я не смогла ему ответить, но это ничего не значило.

Мгновение - и он снова стал серьезным.

- Там.

Ты видишь ту вывеску кинотеатра? - Я вгляделась в дорогу.

Там было так много ресторанов и магазинов, что их вывески виделись блестящим туманом в ночи.

Наконец, я увидела то, что он имел ввиду.

WESTLAND CINEMA.

- Да.

- Там мы встретимся.

- Мы разделяемся? - Я хотела этого, но не таким образом.

Перед лицом опасности, разделится показалось мне ужасной идеей.

Но я обещала не спорить и продолжала слушать.

- Если я не появлюсь там через полчаса, ты позвонишь по этому номеру и поедешь дальше без меня.

Дмитрий достал из кармана своего пыльника клочок бумаги, и передал его мне.

На бумажке был написан номер, но я его не узнала.

"Если я не буду там через полчаса".

Слова были настолько шокирующими, что я не могла возражать в этот раз.

- Что ты имеешь ввиду, если ты не... Ох!
Дмитрий сделал еще один резкий поворот, который заставил его проехать на красный свет, едва не пропустив несколько машин.

Последовало больше гудков, но движение было слишком неожиданным, для того, чтобы наш хвост отстал.

Я видела наших преследователей, с визгом тормозивших на главной дороге, они искали место, чтобы развернуться.

Дмитрий заехал на стоянку торгового центра.

Она была заставлена машинами, и я взглянула на часы, чтобы понять, какое у людей сейчас время.

Почти восемь вечера.

Еще рано для Мороев, но самый прайм-тайм для людей.

Он проехал мимо нескольких входов в торговый центр и наконец выбрал наиболее удобное место.

Он быстро выбрался из машины, и я последовала за ним.

- Здесь мы разделимся, - сказал он, направляясь к дверям.

- Двигайся быстро, но не беги, когда мы окажемся внутри.

Не привлекай внимания.

Смешайся с толпой.

Походи там немного, затем выйди через любой выход, только не этот.

Прогуливайся возле группы людей, как-будто ждешь сеанса.

Мы вошли в торговый центр.

- Иди!
Как будто боясь, что я не смогу двигаться, он подтолкнул меня к к эскалатору.

Какая-то часть меня хотела просто замереть и стоять там, та часть, которая чувствовала себя ошеломленной внезапным натиском людей, света, и движения.

Я быстро оттолкнула эту испуганную часть и начала подниматься по эскалатору.

Быстро реагировать и чувствовать опасность было частью моего обучения.

Я оттачивала эти навыки в школе, в моих путешествиях, и с ним.

Все чему я научилась по части ускользания от кого-то, стремительно проносилось у меня в голове.

Больше всего я сейчас хотела понять, преследует ли меня кто-нибудь, но оглядываясь по сторонам, я бы безусловно привлекла к себе внимание.

Я полагала, что в крайнем случае, у нас есть пару минут, прежде чем наши преследователи нагонят нас.

Они должны были развернуться, чтобы возвратиться к торговому центру, а затем осмотреть парковку в поисках нашей машины, предположив, что мы вошли в торговый центр.

Не думаю, что Гаррисберг имел достаточной количество мороев, чтобы собрать множество стражей в кратчайшие сроки.

Те, которые были, скорее всего разделятся - некоторые отправятся обыскивать торговый центр, некоторые будут охранять входы.

У этого места слишком много дверей, чтобы стражи могли следить за всеми выходами. Мой выбор для побега будет чистым везением.

Я шла настолько быстро, насколько могла себе это позволить, петляя между парочками, семьями с колясками и смеющимися подростками.

Я завидовала этой последней группе.

Их жизнь казалась такой простой, по сравнению с моей.

Я проследовала мимо обычных магазинчиков, их названия были узнаваемы, но не более того: Энн Тейлор, Abercrombie, Forever 21..

Перед собой я видела середину торгового центра, где несколько коридоров разветвлялись в разные стороны.

Скоро мне предстояло сделать выбор.

Проходя мимо магазина с аксессуарами, я нырнула внутрь и сделала вид, что рассматриваю ленты для волос.

Продолжая рассматривать их, я оглянулась назад, к главной части торгового центра.

Я не увидела ничего подозрительного.

Никто не остановился, никто не последовал за мной в магазин.

Около секции с лентами была корзина с вещами, которые продавались по сниженным ценам.

Одной из вещей была "девчачья" бейсболка, ярко-розового цвета со звездой из разноцветных страз на козырьке.

Господи, это было просто ужасно.

Я купила ее, от все души благодаря стражей за то, что они не отобрали мои жалкие гроши во время ареста.

Наверное они подумали, что этого все равно недостаточно, чтобы дать кому-то взятку.

Я также купила резинку для волос, не отрывая глаз от дверного проема в магазине.

Прежде чем уйти, я завязала свои волосы в хвост настолько высоко, насколько могла и натянула на них кепку.

Было что-то глупое в маскировке, но мои волосы могли легко меня выдать.

Мои волосы были глубокого темно-коричневого цвета, и из-за того, что я почти не стригла их, они спускались до середины спины.

Учитывая их и рост Дмитрия, мы могли бы стать очень заметной парой, гуляющей здесь.

Я снова слилась с толпой покупателей и скоро оказалась в центре магазина.

Не желая выглядеть подозрительно, я взяла левее по направлению к Мэйсису.

Пока я ходила, я чувствовала себя немного смущенно в бейсболке и жалела,что у меня не было времени выбрать что-то более стильное.

Минутой позже, когда я заметила стража, я была рада своему такому быстрому решению изменить стиль.

Он был рядом с одним из тех прилавков, которые вы всегда можете увидеть в торговом центре, делая вид, будто интересуется чехлами для мобильного телефона.

Я узнала его по позе и тому как он делал вид, что интересуется чехлом для телефона с принтом зебры, одновременно осматриваясь вокруг.

Плюс, дампиры всегда могут отличить друг друга от людей с первого взгляда.

Во многом наши расы идентичны, но я всегда могу узнать "своего".

Я старалась не смотреть прямо на него и почувствовала, как его взгляд прошелся по мне.

Я не знала его, что означало, он также не знал меня.

Он, вероятнее всего, видел мое фото всего один раз и ожидал, что мои волосы без труда позволят ему меня обнаружить.

Храня непринужденность, насколько могла, я прошла мимо него, разглядывая витрины, держась спиной к нему, но не показывая очевидных признаков того, что я была в бегах.

Все это время, мое сердце громко стучало в груди.

Стражи могли убить меня на месте.

Сделали бы они это посреди торгового центра? Мне не хотелось это выяснять.

Оказавшись в стороне от прилавка, я начала понемногу набирать темп.

В Мерси была дверь служебного помещения, и сейчас это было просто рискованной игрой увидеть, сделала ли я хороший выбор, идя в этом направлении.

Я вошла в магазин, спустилась на эскалаторе, и направилась к выходу, проходя отдел с хорошим выбором симпатичных беретов и шляп.

Я задержалась возле него, не потому что планировала прикупить новую шляпу, мне удалось пристроится к группе девушек, выходящих из центра.

Мы вышли из магазина вместе, и мои глаза быстро перестроились к другому освещению.

Вокруг было много народу, но я опять не увидела никакой угрозы.

Девушки остановились,что бы поболтать,давая мне возможность выбрать направление без особой потери времени.

С права от меня я увидела оживленную дорогу, по которой приехали мы с Дмитрием, и оттуда я знала,как добраться до кинотеатра.

Я выдохнула с облегчением и направилась через парковку, продолжая осматриваться вокруг.

Чем дальше от центра я уходила, тем менее людной становилась парковка.

Фонарные столбы делали это место не таким темным, но было жуткое чувство, что становится все тише и тише.

Мой первоначальный порыв состоял в том, чтобы перебежать дорогу и оказаться прямо на тротуаре перед кинотеатром.

Он был хорошо освещен и там были люди.

Но мгновение спустя, я решила что это слишком заметно.

Я была уверенна, что срезав через парковку, я гораздо быстрее доберусь до кинотеатра.

Это оказалось правдой - отчасти.

В поле моего зрения показался кинотеатр, когда я поняла, что меня все таки преследуют.

Впереди, недалеко от меня, тень от фонарного столба не правильно отбрасывалась.

Тень была слишком широкой.

Кто-то был за столбом.

Я сомневалась, что страж мог случайно выбрать именно это место, в надежде, что Дмитрий или я пройдем мимо.

Скорее всего, это был разведчик, который видел меня и пытался устроить засаду.

Я продолжала идти, пытаясь незаметно замедлиться, хотя каждый мускул в моем теле был напряжен для атаки.

Я должна была быть той, кто атакует первым.

Я должна держать себя в руках.

Мой момент настал за секунду до того, как я заподозрила, что мой наблюдатель начнет действовать.

Я прыгнула, бросив его - он оказался дампиром, которого я не узнала - на соседнюю машину.

Да.

Я удивила его.

Конечно, удивление было взаимным, когда рев автомобильных сигнализаций раздался в ночи.

Я вздрогнула, пытаясь проигнорировать визг, раздавшийся, когда я ударила своего пленника в челюсть с левой стороны.

Я должна была сделать большее, чтобы удержать его.

Сила моего кулака ударила его головой об машину, он превосходно это выдержал, быстро оттолкнувшись назад в попытке освободиться.

Он был сильнее, и я немного споткнулась, но недостаточно, для того, чтобы потерять равновесие.

То, что я теряла в силе, я компенсировала скоростью.

Я уворачивалась от каждой атаки, это принесло мне немного удовлетворения.

Эта дурацкая сигнализация продолжала вопить, и это могло привлечь внимание других стражей или человеческих полицейских.

Я бросилась на другую сторону, он погнался за мной, остановившись, когда мы оказались по разные стороны автомобиля.

Это было похоже на двух детей, играющих в догонялки.

Мы повторяли движения друг друга, когда он пытался угадать, в каком направлении я двинусь.

В тусклом освещении я увидела нечто удивительное, спрятанное за его ремнем: пистолет.

У меня застыла кровь

Стражи были обучены использовать огнестрельное оружие, но редко носили его.

Колы - вот оружие которое мы выбирали.

Нашим делом было убивать стригоев, в конце концов, и оружие было неэффективным.

Но против меня? Да.

Пистолет облегчит ему задачу, но у меня было ощущение, что он не решится использовать его.

За автомобильную сигнализацию может быть ответственен кто угодно, случайно задевший машину, но огнестрельный выстрел? Он может добиться вызова полиции.

Этот парень не станет стрелять, если будет выбор - но он выстрелит, если исчерпает все другие возможности.

С этим пора заканчивать.

Наконец, я сделала шаг в сторону передней части машины.

Он попытался перехватить меня, но я удивила его, запрыгнув на капот машины (так как,честно говоря, врятли сигнализация завоет еще сильнее).

За долю секунды моего преимущества, я бросилась с автомобиля на него, повалив на землю.

Я приземлилась на верх его живота и придавила всем своим весом, пока мои руки сжимались вокруг его шеи.

Он боролся, пытаясь сбросить меня, и ему это почти удалось.

В конце концов, нехватка воздуха сделала своё дело.

Он перестал двигаться и потерял сознание.

Я отступила.

На мгновение, я вспомнила события нашего побега со Двора, когда я использовала ту же технику на Мередит.

Я видела ее, лежавшей на земле, снова и снова, и почувствовала тот же укол вины.

Я прогнала это воспоминание прочь.

Мередит была в порядке

Мередит даже не было здесь.

Всё это не имело значения.

Все, что сейчас имело значение, это то, что парень был недееспособен и я должна была убраться оттуда.

Сейчас же.

Не посмотрев, преследовал ли меня кто-нибудь еще, я рванула через парковку к кинотеатру.

Я остановилась, когда оставалось некоторое расстояние между мной и воющим автомобилем, используя другую машину в качестве прикрытия.

Я больше никого не увидела поблизости, но на парковке, немного впереди, возле торгового центра, я увидела какое-то движение.

Я не осталась, чтобы рассмотреть поближе.

Что бы это ни было, это не могло быть хорошим для меня.

Пару минут спустя, я подошла к кинотеатру,задыхаясь от страха больше, чем от изнеможения.

Бег на выносливость было тем, чему я научилась, благодаря Дмитрию.

Но где же Дмитрий? Театралы смешались вокруг, некоторые из них бросали странные взгляды на мой растрепанный вид, они либо ждали билеты, либо обсуждали фильм, который только что посмотрели.

Я нигде не видела признака присутствия Дмитрия.

И у меня не было часов.

Как давно мы расстались? Точно не полчаса назад.

Я прошлась вокруг кинотеатра, оставаясь незаметной в толпе,
пытаясь найти какие-нибудь признаки присутствия Дмитрия или других преследователей.

Ничего.

Минуты шли.

В беспокойстве, я полезла в карман и коснулась листа бумаги с телефонным номером.

Беги, сказал он мне.

Беги отсюда, позвони по этому номеру.

Конечно, у меня не было сотового телефона, но сейчас это было наименьшей моей проблемой.
- Роза!
Машина остановилась у обочины, где высаживались другие люди.

Дмитрий выглянул из окна со стороны водителя, и я была близка, к тому чтобы упасть от облегчения.

Ну, ладно, не совсем.

На самом деле я не стала тратить время и запрыгнула на пассажирское сидение рядом с ним.

Не говоря ни слова, он вдавил педаль газа, и мы понеслись прочь от кинотеатра, назад, к главной дороге.

Сначала мы молчали.

Он был так взвинчен, почти на грани, казалось малейшая провокация, и он сорвется.

Он ехал так быстро, как мог, не привлекая внимания полиции, всё время поглядывая в зеркало заднего вида.

- Есть ли кто-нибудь позади нас? - спросила я наконец, когда он вернулся на шоссе.

- Не похоже на то.

Это займет их на время, чтобы выяснить, в какой мы машине.

Я не обратила внимание на машину, когда в нее садилась, мне показалось, что это Хонда Аккорд - или какая-то другая не приметная машина.

Я так же заметила, что ключа в замке зажигания не было.

- Ты же не замкнул провода в этой машине? - Затем перефразировала свой вопрос.

- Ты угнал эту машину?
- У тебя странное восприятие морали, - отметил он.

- Побег из тюрьмы в порядке вещей.

Но угон машины тебя возмущает.

Я просто больше удивилась, чем возмутилась, - сказал я, откинувшись на спинку сиденья.

Я вздохнула.

- Я испугалась..

ну, на секунду я испугалась, что ты не придешь.

Что они поймали тебя или что-нибудь еще.

- Нет.

Большую часть своего времени я потратил выбираясь и находя подходящий автомобиль.

Через несколько минут наступило молчание.

-Ты не спросил, что случилось со мной,- заметила я немного обиженно.

- Нет необходимости.

Ты здесь.

Это главное.

- Я ввязалась в драку.

- Я заметил.

Твой рукав разорван.

Я опустила взгляд.

Да, разорван.

А ещё я потеряла кепку в своем безумном порыве.

Не большая потеря.

- Не хочешь узнать что-нибудь о сражение?
Его взгляд оставался на дороге впереди нас.

- Я уже знаю.

Ты разобралась со своим врагом.

Ты сделала это быстро и хорошо.

Потому что ты всегда делаешь это хорошо.

Мнгновение я размышляла над его словами.

Они были, фактически, всем делом..

и всё же, его утверждение вызвало слабую улыбку на моих губах.

- Хорошо.

И что теперь, генерал? Ты думаешь, что они просмотрят отчёты об угнанных машинах и узнают наши номера?
- Вероятно

Но к тому времени, у нас будет уже новая машина, о которой они не будут иметь ни малейшего представления.

Я нахмурилась.

- Как ты это сделаешь?
- Мы встретимся кое с кем через несколько часов.

- Черт возьми.

Я действительно ненавижу быть не в курсе.

"Несколько часов" привели нас в Роанок, штат Вирджиния.

Большая часть нашего пути прошла без особых происшествий, до этого момента.

Как только стал виден город, я заметила, что Дмитрий наблюдал за указателями, пока не нашел тот, который ему нужен.

Свернув с автомагистрали, он продолжал проверять нет ли за нами хвоста, но ничего не было.

Мы достигли другой дороги среди центров торговли, и он поехал к Макдональдсу, который ясно выделялся среди остальных бизнес-центров.

- Я так думаю,- сказала я. - Это не остановка перекусить?
- Это, - ответил он, - место, где мы узнаем куда ехать дальше.

Он объехал вокруг стоянки ресторана, его глаза что-то искали, хотя сначала я не знала что.

Я увидела это за секунду до него.

В одном из далеких углов я увидела женщину, прислонившуюся к внедорожнику, спиной к нам.

Я не могла видеть большую ее часть, за исключением того, что она носила темную рубашку у нее были взъерошенные, светлые волосы, которые почти касались плеч.

Дмитрий припарковался рядом с ней и я вышла, как только он остановился.

Я узнала ее прежде, чем она повернулась.

- Сидни? - Прозвучало как вопрос, но я и так знала, что это была она.

Она повернула голову, и я увидела знакомое лицо - лицо человека - с карими глазами, которые становились янтарными на солнце, и тусклой золотой татуировкой на щеке.

- Эй, Роза, - сказала она, и печальная улыбка заиграла на ее губах.

Она держала пакет из Макдональдса.

- Я подумала, что ты будешь голодна.

alenushka__25 Дата: Среда, 13.04.2011, 19:21 | Сообщение # 7
Сообщений: 15
Замечания:
Уважение
[ 1 ]
Offline
Я читала любительский перевод)))) знаете, по мне не очень))) я не знаю, кто переводил, но мне не понравилась трактовка))
Форум » Академия Вампиров » Академия вампиров. Последняя жертва » Последняя жертва на русском! 4 главы
Страница 1 из 11
Поиск:
Посетители за сутки:


Зарегистрировалось пользователей: Новых за месяц: 0, Новых за неделю: 0, Новых вчера: 0 ,Новых сегодня: 0